Previous Entry Share Next Entry
ОБЩЕСТВЕННАЯ ФИЛАНТРОПИЯ КАК ПАРАДИГМА СОЦИАЛЬНОГО ИНВЕСТИРОВАНИЯ В ПОСТТОТАЛИТАРНЫХ ГРОМАДАХ
rogalinyafr
 

Согласно энциклопедическим и толковым словарям  бедность [Б] трактуется как недостаток чего-либо, скудность, как нечто, заслуживающее сожаления и сочувствия. Разумеется, в этом смысле Б (как бедность положения), увы, естественный спутник любого социума, но и, по сути, понятие относительное. Любая современная отечественная громада,  в этом смысле, богаче громады какой-нибудь Германии или США образца начала XX века (вспомним только наши Интернет, мобильные телефоны, автомобили и мн.др.) или пусть современной, но  громады Индонезии, Центральной Африки и т.п.  В обеднении  современного отечественного социума обвиняется  демократия, пришедшая на смену «развитому социализму». На это можно возразить словами Демокрита: «Бедность в демократии настолько же предпочтительнее т.н. благополучия граждан при тиранах, насколько свобода лучше рабства».

Менее  употребляемый, но, по мнению автора, более значимый для отечественного социума  другой  аспект бедности, а именно бедность поведения. Именно эта Б – всеобъемлющая проблема посттоталитарных  громад  [ПГ], ею пронизаны все, всё и вся. О ней-то и пойдет речь.   

 


1.     НАША БЕДНОСТЬ: ОСОБЕННОСТИ ПОСТТОТАЛИТАРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ

            Рискну предложить легкую для запоминания формулу Б поведения, именуемую проклятые пять «П» постсоветского пространства, а именно:

1.    Патернализм  – бессмертное некрасовское «вот приедет барин, барин нас рассудит». Так и живем в ожидании идеальных законов, ангелоподобных начальников, при которых самопроизвольно воссияет гражданское общество и попрет  всеобщее благоденствие.

2.   Пассивность – такое впечатление, что забери у населения телевизор, они дни напролет  будут взирать  на пылесос или холодильник. Конечно, от импотенции еще никто не умирал, но и не рождался. И хотя в безделье  самое трудное – конкуренция, но мы, похоже, не боимся этих трудностей.  

3.    Пессимизм – с таким настроением дорога к успеху всегда будет закрыта на ремонт, а терпение из добродетели превращается в ослабленную форму отчаяния.

4.    Пофигизм – конечно, если тебе все равно где ты, значит, ты не заблудился. Хотя стоит помнить, что хорошо задуренный народ в росте своего благосостояния не нуждается.

5.   Профанация – если в ракетостроении и балете мы утратили мировое первенство, то в фальсификациях, очковтирательстве, фикциях и т.п. дистанциях  между словами и делами остаемся  безусловными лидерами .

 

Да простит меня читатель за натурализм сравнения, но эти 5П как бык овцу покрывают едва ли не все наши проблемы.  Поразительно, но факт, к Б у нас не только привыкают и не стесняются, но ее даже охотно демонстрируют, гордятся, в ней соревнуются…  Между тем, единственный путь борьбы с Б поведения является в режиме non stop и всеобщее выдавливание из себя по каплям не только, как это советовал  А.П.Чехов,  раба,  но и угрюмого разочаровавшегося безразличного лентяя-имитатора. И начать, как это ни противно, придется с самого себя.

Социальная ответственность отдельных  субъектов громады является лишь  частью общей ответственности, но осознается ими по-разному и реальные ресурсы на это у них разные. Взаимное ожидание ответственности, как правило, выше, чем требовательность к самим себе. Конечно, от богатых, успешных и предприимчивых ожидания традиционно выше, чем от неумех и неудачников.  Однако, борьба с Б не может быть уделом одной, пусть даже очень влиятельной, части громады – это дело всех!

Экономические проблемы ПГ  носят преимущественно неэкономический характер. Рискну утверждать, что если у громады есть только одна проблема – деньги, то у нее нет проблем. Вопрос в том: умеет ли  ПГ эффективно и с достоинством конвертировать результаты экономической деятельности в общественно-полезный ресурс. Великая ложь, по моему мнению, состоит в том, что рост экономического потенциала страны в целом якобы автоматически приводит к снижению бедности  абсолютного большинства ее обитателей.  На самом деле здесь очень важны механизмы  приватизации  результатов этого самого экономического роста. Ведь современные отечественные нувориши все еще ведут себя как бедняки, дорвавшиеся до сокровищ. Словно бы их девиз был «Чтоб деньги сделать пылью». Они  в своей массе еще не стали социальными инвесторами  в благоденствие далее  собственной семьи  и ближайшего окружения.

 

2.   «ЧТОБ БАБЛО ПОБЕЖДАЛО ЗЛО»: ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ  И ВЕНЧУРНОЙ ФИЛАНТРОПИИ

 

Социальные инвестиции [СИ] – долгосрочное вложение средств (деньги, оборудование, интеллект) в решении общественно-значимых проблем с прогнозируемым получением экономического и/или социального эффекта.  СИ предполагает: а) социальное партнерство с другими субъектами громады путем совместного вложения ресурсов; б) взаимно полезный результат на всех этапах реализации инвестпроектов; в) возврат вложенных ресурсов в виде финансов, брэндинга и др.

СИ  мешают: 

  • Несовершенство законодательства, которое, впрочем, вполне компенсируется необязательностью его исполнения.
  • Нерациональное налогообложение, которое, впрочем,  вполне компенсируется эффективным уклонением от него.
  • Культ принудиловки, что достаточно нелепо, поскольку рыночные отношения предполагают свободу  в выборе направлений и размеров  инвестирования.
  • Завышенные ожидания. Есть такая злая сентенция. Инвесторы глупый и наглый народ: глупый – когда инвестирует, наглый – когда ожидает дивидендов.
  • Дефицит социального капитала. Без доверия эффективных коммуникаций в  ПГ любые СИ являются чересчур венчурными (рискованными).
 

СИ  предполагает взаимодействие субъектов ПГ, направленное на разрешение социальных проблем и предполагает солидарную ответственность,  взаимополезность и взаимодополняемость.  

Венчурная филантропия основана на интеграции в филантропическую деятельность принципов и  стратегий венчурного предпринимательства. Она одновременно направлена и на финансовую устойчивость, и на организационное развитие организаций гражданского общества. Венчурная филантропия отличается тем, что осуществляется борьба с причинами, а не с проявлениями Б, предполагает долгосрочное участие с использованием всего арсенала ресурсных возможностей инвестора в соответствии с венчурным принципом: высокие риски – высокие социальные дивиденды.

 

 3.   ФИЛАНТРОПИЯ КАК СРЕДСТВО БОРЬБЫ С БЕДНОСТЬЮ: ВОЗМОЖНОСТЬ, ДОКАЗАННАЯ ДЕЛОМ

 Миссия Донецкого городского благотворительного фонда  «Доброта» (далее Фонд) – борьба с бедностью в Донецкой громаде путем возрождения и развития общественной филантропии [Ф] на основе межсекторного и внутрисекторного  социального партнерства.  На практике мы столкнулись не только и не столько с разнообразием толкования вышеназванным терминов, но, что очень показательно, с тотальным невежеством в фундаментальных вопросах Ф. Чего стоит только дефиниция, приведенная в «Тлумачному словнику  сучасної української мови» (четырехтомное руководство, ежегодно переиздаваемое с конца теперь уже прошлого века и рекомендованное для использования в высшей и средней школе): «Ф – матеріальна допомога владних класів експлуататорського суспільства». Проблема не в том, что эта пролеткультовская формулировка пролезла в академическое  издание и прижилась там – проблема в том, что она пролезла и живет в умах наших соотечественников.

Чрезвычайной проблеме должны соответствовать чрезвычайные меры – и Фонд избрал  социальное предпринимательство адекватным средством борьбы с бедностью положения в Донецкой громаде. Это потребовало инкорпорации в нашу общественно-полезную деятельность принципов и стратегии  ординарного бизнеса, став, таким  образом, бизнесом pro bono. Нам не удалось избежать упреков в «коммерциализации святого», утрате «чистоты помыслов»  и  «целомудрия миссии.  Наш ответ: «Общественно-полезная деятельность должна быть удовлетворена и оплодотворена успехом.  В качестве стратегии был избран подход, который мы называем интегрированными коммуникациями социального маркетинга, включающий в себя:

1.   Прямая почтовая рассылка (30-35 писем в день)

2.   Телефонные переговоры (300-350 ежедневно)

3.   Персональные встречи с лидерами и трудовых коллективов (4-5 ежедневно)

4.   Копилочный сбор  (более 200 копилок)

5.   E-mail -рассылки    (свыше 500 в месяц)

6. Администрирование 3 интернет-сайтов (http://www.dobrota.donetsk.ua; http://www.SOStradanie.iatp.org.ua; http://www.socinfo.org/ua )

7.   Социальная реклама (изготовлена и размещена на благотворительных условиях)

  • ежемесячно распространяется более 5 тыс. листовок, отчетов, буклетов, плакатов, на бортах 8 автомобилей
  • постеры, размещенные в трамваях и троллейбусах, людных местах города
  • постеры, размещенные на биг-бордах, сити-лайтах, лайт-боксах, на передвижных  стендах
  • 3 радиоклипа,  5 видео-роликов демонстрируются на местах  TV-канала, плазменных экранах гипермаркетов
  • 6 презентаций Power Point «non-stop», 2 короткометражных фильма демонстрируются во время специальных событий

8.   Специальные события (стимуляция сбыта):

  • презентации
  • тренинги, семинары
  • выездные  промо-акции  на центральных улицах города, ярмарках и др. людных местах
  • благотворительные теле и радио-марафоны
  • благотворительные концерты, ярмарки, аукционы, выставки-продажи.

9.   Программа поддержки лояльности партнеров

10.   Социологические опросы рассматривают не только как средство для изучения, но и формирования общественного мнения (информирование, паблисити, просвещение)

В результате  донорами и партнерами фонда  в 2006 г стали:

  • 878 субъектов Донецкой громады
  • 595 бизнес-структуры
  • 15 трудовых коллективов
  • 8 профессиональных и творческих союзов
  • 63 общественные организации
  • 9 учебных заведений
  • 2 религиозных конфессий
  • 91 СМИ
  • свыше 47 семей и граждан

 Общая сумма привлеченных в 2006 г. благотворительных ресурсов составила свыше 2,3 млн. грн.

Всего за  9 лет своего существования  Фонд привлек к общественной благотворительной деятельности более 5 тыс. доноров, в т.ч. свыше 600 участвуют в ней чаще одного раза в год. Самая большая группа (свыше 3,5 тыс) доноров – это местные бизнес-структуры. Причем, жертвуют как  известнейшие финансово-промышленные корпорации («Индустриальный Союз Донбасса», «ДАНКО», «КОНТИ» и др.),  так и  фирмы «средней руки»,  и мелкие частные предприниматели, нотариусы. Вовлечены в процесс регулярного делания добра через пожертвования: 27 ВУЗов, 27 профессиональных и 5 творческих союзов, церковные общины 14 религиозных конфессий, 83 общественные организации самой разной направленности, 522 трудовых коллектива  и т.н. неорганизованное население – свыше 2,5 тыс. Стало ли это явление общественной Ф по-настоящему массовым и необратимо прогрессирующим? Боюсь, что нет, надеюсь, что пока.

  А пока мы сконцентрировали внимание на культивировании венчурной филантропии. Имеем 3-х летний опыт работы в таком режиме более чем с 20 НГО/НПО г.Донецка.  Социальное партнерство с ними включало: мини-гранты (от 500 до 1000 долл США) с одновременным   «вхождением» в эти организации другими ресурсами (консалтинг и непосредственное участие в самых разных аспектах институционального развития: финансовый менеджмент, PR-технологии, системы оценки и менеджмента качества). Такой подход оказался весьма результативным – организации из «лежачего» положения минуя состояния «на коленях» стали подниматься: увеличился ассортимент и улучшилось качество продуцируемых ими социальных услуг,  появились  оплачиваемые сотрудники, организации стали известны, приобрели новых доноров, партнеров в т.ч.  реципиентов. Три организации открыли эффективные социальные предприятия. Разумеется, успех в решении одних проблем закономерно родил другие проблемы, но  об этом отдельный разговор.

 

 


?

Log in

No account? Create an account